Недавно исполнилось два года с момента назначения Анны Кузнецовой на должность уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка. За это время на основе постоянного мониторинга детских проблем было поднято несколько системных тем. Во-первых, дорожная карта «Безопасности школ», которая включает и простые рекомендации для классных руководителей, и меры по модернизации детского контента, в том числе в сети Интернет. Слабое развитие позитивного подросткового контента обуславливает привлекательность деструктивного и способствует вовлечению ребенка в опасную для его жизни и здоровья среду –  в группы в Интернете, криминальные субкультуры.

Второй важный момент – разработка вопроса о введении инклюзивного образования в школах. В 2017 году только в 41% общеобразовательных учреждений созданы условия для беспрепятственного доступа детей-инвалидов. Но еще нужны специалисты по инклюзивному образованию, тьюторы, которых недостаточно, педагоги, которые могут вести образовательный процесс с учетом инклюзивного компонента, постоянная медицинская поддержка, и самое важное – принятие ребенка-инвалида в школьную среду.

Своим мнением о реальных современных возможностях реализации инклюзии поделилась руководитель Миасского благотворительного фонда «От сердца к сердцу» Ирина Иванова. «Родителям достаточно сложно использовать своё право выбора школы для обучения своего особенного ребёнка. В глубинке, могу сказать, что это право не возможно даже реализовать, если речь идёт, например о ребёнке с РАС. Отсутствие специалистов, даже в коррекционном образовании, владеющих стратегиями поддержки с доказанной эффективностью для таких детей, приводит в тупик всю идею инклюзивного образования. Ребёнок, особенно с поведенческими проблемами, окажется, вероятнее всего, на домашнем обучении. Специально продуманная и созданная под конкретные дефициты конкретного ребёнка среда, индивидуальная программа обучения, помощь тьютора, который является связующим звеном между ребёнком и педагогом и социумом, отдых и развлечения со смыслом, а не ради галочки-всё это и многое другое из того, что необходимо для развития и включённости наших детей в жизнь с перспективой на дальнейшую самостоятельность-не конёк провинции.

В группе развития фонда занимаются 10 разновозрастных детей. Мы привозим специалистов и обучаем родителей понимать своих детей, вникать, наблюдать, выстраивать взаимоотношения. Они узнают об альтернативной коммуникации с неговорящими ребятами, структурировании пространства, визуальной поддержке, о времени на обработку информации, как вести себя братьям и сёстрам и много другое для нормальной жизни всей семьи. Но даже здесь мы пока что наблюдаем картину обособленности семей, детей в конкретном сообществе, месте, где их понимают. А это всё-таки сегрегация, а не инклюзия в широком понимании. Вот так, если коротко, обстоят дела. Но даже такие крошечные шаги навстречу детям приносят фантастические результаты .Инклюзия – это то, что нужно переварить каждому человеку, понять и найти место своего посильного участия в этом проекте, который предоставила нам жизнь. Инклюзия начинается в сердце».

В спектр разработки Уполномоченного вошла и ситуация с выделением жилья сиротам, достигшим 18 лет. Не секрет, что десятки тысяч из них не могут его получить. Эта проблема достигла своей критической точки, что подтверждается ростом поступающих обращений. В ряде регионов сироты ждут жилье по 20 лет (Кемерово). Кроме того, возросло число лиц, обратившихся за судебной защитой своего права на жилое помещение, что повлекло за собой рост числа обеспеченных таковым на основании вступивших в силу судебных решений на 16,6 %. Вместе с тем, по данным ФССП России на 1 января 2018 года оставались неисполненными более 23 тыс. таких производств. Необходимо 208 млрд рублей, чтобы обеспечить всех детей-сирот жильем. Но это только часть проблемы, потому что даже ежегодно выделяемые федеральным центром денежные средства регионами ни разу не были освоены в полном объеме. При этом нельзя разделять обеспечение детей-сирот жильем и постинтернатное сопровождение, при отсутствии которого ребенок может распорядиться жильем так, что оно принесет ему только вред.

Наталья Фионик, руководитель Миасской городской общественной организации помощи беременным и семьям с новорожденными «Твоя надежда», на собственной практике регулярно сталкивается с этой проблемой. «Нам приходится помогать мамам из числа бывших детей сирот. Эти мамы не реализуют свое право на жилье, потому что не подготовлены к этому, не получают должного сопровождения. Одни теряют жилье, не сумев распорядиться этим благом, другие – постарше, пытаются хоть как-то решить свои проблемы, разгадывая загадку, почему же в закрепленном за ними жилье невозможно жить. Мы пытаемся вместе с ними исправить эти ошибки. Но также мы радуемся за тех, кто сумел воспользоваться своим правом, которое все-таки есть! Хотя одного лишь права недостаточно для того, чтобы сирота не потерялся во взрослом мире».

Буквально пару лет назад по России прокатилась волна подростковых суицидов, которая координировалась в интернете. В последнее время появились сообщения о том, что наряду с группами самоубийц появились аналогичные группы, пропагандирующие жестокость, в частности, убийства домашних животных, насаждающих уголовную идеологию среди подростков. Мы можем бесконечно все это блокировать, создавать новые законы, которые все это запрещают. У нас есть Уголовный кодекс, который все это регулирует. «Чего нам не хватает реально, так это положительного контента», – считает Анна Кузнецова. «Да, и позитивные примеры для подражания – это очень важно!», – соглашается Наталья Фионик. «Хорошее должно быть перед глазами, его нужно много, чтобы было, куда ни глянь. И даже не подвиги, потому что подвиг рождается, как необходимость там, где что-то плохо организовано, не продуманно. Анна Кузнецова – молодец! Видит главное и берется решать. И то ,что она обозначает задачи взглядом сверху, выставляет ориентиры – очень важно! От этого и нам «на земле» проще и легче трудиться, ощущая единство в понимании ситуации и способов её разрешения!».

Единство взглядов с коллегами выразила и Ирина Малюченко, руководитель православного кризисного Центра «С верой в жизнь». «Полностью согласна с Анной Юрьевной, что молодежи не на кого опереться. В прессе не хватает новых образов и новых положительных героев, у которых можно было учиться! Пытаясь найти мотивирующий фильм для подростков, способные научить преодолевать трудности, удалось найти только парочку более-менее известных – «Мирный воин» и «Заплати другому». А где сейчас фильмы, которые смотрели мы, дети советской эпохи, и учились быть смелыми, стойкими, терпеливыми? Мои дети смотрели советские фильмы – «Чучело», «Каникулы Петрова и Васечкина» и другие. В настоящий момент, при поддержке Фонда Президентских грантов на территории Саратовской, Волгоградской и Пензенской областей реализуется проект «Внедрение программы развития жизнестойкости», руководителем которого является мой супруг, Малюченко Геннадий Николаевич. В рамках этого гранта подготовлено более 40 творческих работ детьми из трех областей. В этих работах дети рассказывают о своем понимании жизнестойкости, о том, как их близкие и родные преодолевали сложные жизненные испытания, делятся интересными историями преодоления своих ситуаций». Все эти работы можно найти на сайте – https://strazh-2018.ru/